Шлеменко: «Три боя в Bellator за три года – это убийство моей карьеры»

13 октября Александр Шлеменко закончит свой контракт с Bellator. Проводить его из организации поручили члену команды Fedor Team Анатолию Токову.

Александр Шлеменко, фото: Спорт-Экспресс
Александр Шлеменко, фото: Спорт-Экспресс

— Вы не дрались в Bellator уже без 10 дней год. За этот период были какие-либо разговоры с организацией, которые, например, вам наиболее запомнились?

— Конечно. Постоянно. У меня была травма после Мусаси. Мы ее залечили настолько быстро, насколько это было возможно. Через несколько недель я уже начал полноценно тренироваться и хотел вернуться в январе, а то и в декабре. Сначала нам сказали готовиться на январь, потом заговорили про февраль, потом март, потом я решил подраться в М-1. После сказали, что 2 мая Bellator проведет турнир в России, на котором я и Андрей (Корешков) должны подраться. Но, как вы понимаете, турнир не состоялся. Потом сказали, что летом дадут бой Андрею, а мне нет. Мы уже начали такие разговоры, мол, не нужен бой, хотя бы просто увольте, освободите от контракта.

За три года я подрался три раза. Это не развитие, это убийство моей карьеры. И кто-то этим, думаю, намеренно занимается. Для меня это очевидно. Потом заговорили про август, потом точно сказали, что сентябрь. И тяжело всегда ждать, но не так и не дожидаться. Это психологически сложно, ты же держишь себя в тонусе постоянно. К сожалению, я плохо выступил в России. После этого заговорили про сентябрь, а уже после про октябрь. Далее сказали, чтобы готовился на ноябрь. Я узнал из источников, что они как раз хотят провести турнир в России, но мне не верится. Договорятся, не договорятся... Кто знает. Мой контракт заканчивается 18 января. Какой смысл ждать? А разорвать контракт я могу только через суд, но идти туда не хочу, потому что потрачу деньги и не факт, что добьюсь желаемого. А там и время продолжит идти. В общем, решил ждать. И дождался.

— Правильно ли я понимаю, что проблемы в общении с Bellator начались еще задолго до боя с Мусаси?

— Да. В первую очередь, произошел непонятный допинговый скандал. Тогда я ждал, что, может, меня уволят, но не уволили. У меня есть недопонимания, потому что делается, как говорят, ни себе, ни людям. Не хотите развивать мою карьеру — пожалуйста. Я могу развиваться в других промоушенах. В тех же российских. Но сейчас любое мое выступление за пределами Bellator не развивает карьеру. Я это делаю, чтобы выступать, чтобы радовать болельщиков. Но это сказывалось на моем контракте.

— Как проходят ваши диалоги с президентом организации Скоттом Кокером?

— На этот вопрос лучше ответить мой менеджер Алексей Жернаков.

Жернаков: «От них очень тяжело добиться определенности, потому что при личных диалогах всегда говорится, мол, все, нет никаких проблем. Но когда дело доходит до решения, все затягивается. В этом и сложность. У нас нет возникает никаких конфликтных ситуаций, внешне они идут навстречу в диалогах. А по факту получается, что даже не самый сложный вопрос вызывает проблемы».

— Есть ли у вас в планах что-то сказать из центра клетки после боя с Токовым?

— Хочу, но это же не надо озвучивать до боя. Понимаешь, если честно, то любой здравомыслящий боец понимает, что лучшее время для него, когда он становится свободным агентом. Это хорошее время, чтобы уйти и улучшить свои условия. Я долго времени этого ждал, и оно скоро настанет.

— Вы говорили, что готовы выступить и в 77 кг. Давал ли Bellator как-то понять, что вам ищут соперника и в этой весовой категории?

— Алексей?

Жернаков: «Сказали, мол, и в 77 кг, и в 84 кг — окей. Бой обещали в марте, потом в сентябре. Все, вроде бы, точно, но в очередной раз срывается. Это одна из причин, по которой мы приняли бой с Токовым. У него, насколько я слышал, аналогичная ситуация с поиском соперника. Все затягивалось».

— Когда вы получили предложение подраться с Токовым, ждали ли вы, что ответит Анатолий?

— Когда мне об этом сообщили, Анатолий уже был согласен. Если бы он не согласился, мне бы и не предлагали.

— Русский дерется против другого русского в США. Как выглядит такой расклад?

— Думаю, это большой прорыв, когда в основном карде на турнире Bellator дерутся друг с другом два соотечественника. Это значит, что другие бойцы не могут составить конкуренцию. Не за горами тот день, когда в UFC и Bellator будут драться одним наши бойцы друг с другом.

— Тяжело ли настраиваться на соотечественника агрессивно?

— Смотря на какого.

— Вот, в частности, на Анатолия. Тут же, получается, больше чистый спорт.

— Ну, не совсем спорт. Если честно, еще не задумывался над этим. Сейчас много других забот. Вес и все такое.

— В этом же карде будет драться Саад Авад. Вместе с ним прилетел Георгий Караханян. Скажете что-то ему?

— Я видел его. Но понимаешь, это их история. Не буду же я подходить к нему из-за Тимура и давать подзатыльник. Хотя, признаюсь, очень хочется. Но считаю, что наши ребята сами готовы за себя ответить и за себя спросить. Уверен, придет возмездие за его слова. Тимур готовится и спросит достойно. Конечно, мне не по себе, когда он рядом. Это же не трешток и не преход на личности. Это просто тупость одного человека, который несет своим поганым ртом непонятно что.

— На прошлых выходных прошел турнир UFC 229. И до сих пор, что в США, что в России его обсуждают куда охотнее, чем предстоящие турниры Bellator. Что должно случиться в выходные, чтобы перебить этот хайп?

— Ну, давай так. Тут не надо брать UFC или Bellator. Просто этот турнир, наверное, самый кассовый за всю историю UFC, поэтому его и обсуждают. В него вложено много денег, много сил. По сути, вся машина UFC работала на этот турнир. Если говорить про себя, то вряд ли что-то подобное будет. Тут нет каких-то оскорблений и прочего. К тому же, думаю, что не будет никаких стычек и тому подобного.

Sport24.ru